Георгий Димитров | Задирака Э.Д.

Имя Георгия Димитрова – великого сына болгарского народа, большого друга Советского Союза, одного из крупнейших руководящих деятелей международного коммунистического и рабочего движения – вечно будет примером верности марксизму-ленинизму, примером бесстрашия и твердости в революционной борьбе.

Пламенный интернационалист, поборник единства социалистических стран, международного коммунистического движения и всех антиимпериалистических сил, выдающийся гуманист, мужественный борец против фашизма и войны, Г. Димитров своей яркой жизнью, своим творческим подходом к революционному учению К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина служит примером для коммунистов всего мира.

Г. Димитров родился 18 июня 1882 года в селе Ковачевцы, расположенном на берегу быстрой реки Светля, в Западной Болгарии. Вскоре после рождения сына отец Димитрова Димитр Михайлов в поисках заработка переехал со всей семьей в город Радомир, а затем в Софию. В семье росли шесть мальчиков и две девочки.

Чтобы прокормить большую семью, отец трудился в крохотной шапочной мастерской от зари до зари. Помогая мужу, стойко переносила жизненные невзгоды скромная и трудолюбивая Параскева Досева – мать Г. Димитрова. Вышедшая из среды болгарского трудового народа семья воспитывала в детях ненависть к врагам трудящихся, смелость и веру в необходимость борьбы за свободу и правду.

Профсоюзным деятелем, любимцем печатников Софии был Константин. Он погиб в 1912 году во время Балканской войны. Активным членом организации большевиков Одессы являлся Николай. Арестованный царской полицией, он был сослан в Сибирь, где умер в 1916 году. Третий брат Г. Димитрова – Тодор – активист софийской нелегальной организации Болгарской коммунистической партии был арестован в марте 1925 года и после пыток убит охранкой царской Болгарии. Сестры Магдолина и Елена также принимали участие в революционном движении. В Софии сохранился небольшой домик, где жила семья Г. Димитрова. Здесь в бывшем районе бедноты Ючбунар, на Ополченской улице, решением Центрального Комитета Болгарской коммунистической партии от 9 июля 1949 года открыт Дом-музей Г. Димитрова. Позднее рядом с ним было построено здание Национального музея Г. Димитрова.

Г. Димитрову шел тринадцатый год, когда он начал самостоятельный трудовой путь, поступив работать учеником наборщика в одну из небольших типографий. С этого момента его воспитателем и учителем становится рабочий класс.

Начало деятельности Г. Димитрова в болгарском революционном движении было связано с организацией и борьбой типографских рабочих. Он вступает в рабочее общество «Братство», принимает активное участие в первых стачках типографских рабочих в конце 1894 года.

Одновременно Г. Димитров продолжает заниматься самообразованием. Книги всегда были его любимыми и незаменимыми спутниками.

Пытаясь найти ответ на острые социальные вопросы, он проявляет большой интерес к трудам классиков марксизма, изучает историю болгарского национально-освободительного движения. Читает книги М. Горького, Л. Толстого, Ф. Достоевского, Н. Некрасова, В. Белинского. Неизгладимое впечатление произвел на него роман Н.Г. Чернышевского «Что делать?».

После работы он спешил в партийный клуб, где занимался в вечерней рабочей школе, слушал видных деятелей Болгарской рабочей социал-демократической партии Димитра Благоева, Георгия Киркова, Гаврила Георгиева и других.

Вступив в 1902 году в ряды Болгарской рабочей социал-демократической партии, Г. Димитров с еще большей энергией включился в борьбу болгарского пролетариата.

Сестра Г. Димитрова, Магдалина Барымова, вспоминает о тех днях: «Брат все больше срастался с жизнью рабочих. Вскоре он стал членом их партии рабочего класса. Я помню тот день. Никогда еще Георгий не приходил домой таким радостным.

- Лина, - взволнованно воскликнул он, увидев меня. – Сегодня меня приняли в партию! Ты понимаешь, что это значит? Будет работа, интересная работа!..

Работа предстояла трудная и опасная, но брат радовался, как ребенок.

Сбылась его детская мечта – стать таким, как Левский, посвятить жизнь народу, трудовому люду…

Допоздна горел свет в его комнате. Он читал, догоняя и опережая сверстников, которые учились в школе.

Ходил на собрания, подолгу беседовал с рабочими, восторженно слушал своих новых учителей.

Георгий учился в лучшей школе – школе жизни. Он смотрел на мир широко открытыми глазами. Любил правду и повсюду искал ее – вокруг себя, в книгах. И всегда ее находил…» [1]

Обладая огромной энергией и организаторскими способностями, твердо отстаивая идейную чистоту рядов партии и революционных профсоюзов, Г. Димитров быстро выдвинулся в число руководящих деятелей партии, стал любимым профсоюзным руководителем. В 1904 году на XI съезде Болгарской рабочей социал-демократической партии (тесных социалистов) Г. Димитрова избирают членом комиссии по печати. На учредительном съезде Общего рабочего синдикального союза, представляя софийских печатников, он участвовал в выработке проекта Устава и был избран членом совета союза. С августа 1904 года Г. Димитров – секретарь местного рабочего совета в Софии, в августе 1905-го – секретарь софийской партийной организации.

На рубеже XIX-XX веков установились близкие товарищеские контакты В.И. Ленина с болгарскими социал-демократами. С паспортом на имя доктора Иорданова Владимир Ильич жил в Мюнхене, выпускал там «Искру». Через Болгарию проходил нелегальный путь пересылки газеты и другой революционной литературы в Россию.

Связь болгарских социал-демократов с «Искрой» не ограничивалась помощью в ее пересылке. Ленинская газета оказывала на них огромное идейное влияние. Здесь у нее было немало подписчиков, многие статьи нередко перепечатывались.

В ленинской «Искре» публиковались материалы, написанные болгарскими авторами, в том числе и основателем БРСДП Димитром Благоевым.

Подъем рабочего движения в Болгарии совпал с началом первой русской революции. Наиболее ярким его проявлением была стачка шахтеров, вспыхнувшая летом 1906 года. Г. Димитров и Г. Кирков участвовали в руководстве стачкой. Г. Димитров возглавлял стачечный комитет. Правительство, чтобы сорвать стачку, прибегло к репрессиям. Был арестован и Г. Димитров. Под давлением всеобщего возмущения его отпустили, и он возглавил делегацию рабочих, побывавшую в министерстве торговли, промышленности и труда. Он был во главе массовой демонстрации в поддержку шахтеров Перника в Софии. Разоблачая факты насилия властей над стачечниками, Г. Димитров опубликовал ряд статей. Стачка продолжалась 35 дней, и рабочие добились некоторых успехов.

В 1906 году в рабочем клубе Г. Димитров познакомился с Любой Ивошевич. Вскоре они поженились.

Сестра Г. Димитрова, Магдалина Барымова, вспоминает: «В рабочем клубе Георгий познакомился с Любицей Ивошевич, швеей. Любица была милая, душевная женщина, умная и начитанная. Она занималась революционной деятельностью, писала статьи и стихотворения. Ее худенькое миловидное лицо располагало к откровенному разговору. Говорить с ней было приятно и интересно… Георгий был нежным и внимательным мужем. Свою жену он любил и очень уважал. Ценил ее талант и старался дать ей возможность работать, заниматься творчеством» [2].

Проявляя твердость и выдержку, Л. Ивошевич вместе с Г. Димитровым прошла по нелегкому пути пролетарских революционеров. Она посвятила свою жизнь Димитрову, пошла на многие жертвы ради мужа, ради успешного выполнения им ответственных заданий партии.

Борясь за организацию профсоюзного движения и создание революционной марксистской партии рабочего класса, Г. Димитров проявил себя как талантливый политический деятель, как один из руководителей болгарского рабочего революционного движения, обладавший ярким темпераментом. Он воспитывал в себе глубокую веру в силы и будущее рабочего класса непримиримость к буржуазии и ее оппортунистическим приспешникам, беззаветную преданность партии, пламенный пролетарский интернационализм, железную дисциплинированность и готовность к жертвам во имя торжества социалистического идеала.

В 1909 году XVI съезд партии избрал Г. Димитрова членом Центрального Комитета, а VI съезд Общего рабочего синдикального союза доверил ему руководство революционными профсоюзами. Он стал секретарем-казначеем профсоюзного комитета. Одновременно он был секретарем Союза шахтеров и председателем центрального руководства Союза рабочих-печатников.

Значительное внимание в этот период Г. Димитров уделял публицистической деятельности. Им написано множество брошюр, статей, публиковавшихся почти во всех партийных и профсоюзных газетах и журналах. Из-под его пера постоянно выходили материалы, посвященные важнейшим вопросам профсоюзного движения.

Г. Димитров был редактором газеты «Печатар» - органа Союза рабочих-печатников, газеты – «Рудничар» - органа Союза шахтеров, некоторое время он был также редактором органа работников почт – «Телеграфопощенски работник», при его активном участии готовилась профсоюзная полоса в партийной газете «Работнически вестник».

Благодаря его руководству пресса революционных профсоюзов отличалась творческим подходом к затрагиваемым вопросам, была интересной и идейно выдержанной.

Г. Димитров был душой стачечных боев, которые становились все более упорными и ожесточенными.

Смелая борьба забастовщиков произвела впечатление на общественность Болгарии и получила широкие отклики за рубежом. Международный конгресс горняков в Брюсселе в июне 1910 года избрал Димитрова – секретаря болгарского Общего рабочего синдикального союза в бюро Международной федерации горняков.

В мае 1911 года Димитров возглавил манифестацию, которую организовали бастовавшие шахтеры Перника. Рабочие пешком направлялись в Софию, где выразили недовольство политикой правительства. В том же году Г. Димитров помогал бастовавшим докерам Бургаса.

Уже в первые годы своей политической деятельности Г. Димитров выступил как пламенный борец за мир и взаимопонимание между балканскими народами. Он принимал активное участие в борьбе, которую партия тесных социалистов вела против националистической и завоевательной политики балканской буржуазии.

На парламентских выборах в 1913 году партия тесных социалистов добилась большого успеха, завоевав 18 мандатов. Г. Димитров стал депутатом Народного собрания. Его избрали секретарем парламентской группы тесных социалистов, которую возглавил Д. Благоев. С тех пор Димитров постоянно избирался депутатом, за исключением лет, проведенных в эмиграции, используя парламентскую трибуну для разоблачения политики буржуазии и защиты интересов пролетариата.

Реакционное правительство Болгарии, связанное с германским и австрийским империализмом, не получило большинства на выборах и распустило парламент. В период новой избирательной кампании террор и репрессии со стороны властей приняли широкий размах. Яростные удары посыпались на тесных социалистов. Их агитаторов и кандидатов в депутаты подвергли арестам, издевались над ними. Особую злобу власти и полиция испытывали к Г. Димитрову.

8 января 1914 года полиция разогнала предвыборное собрание в г. Бяла-Слатине и составило донос на Димитрова, обвинив его в подстрекательстве населения к восстанию. 2 февраля 1914 года он был арестован в Берковице.

Только благодаря террору и различного рода махинациям правительство сумело обеспечить себе большинство в Народном собрании. Партия тесных социалистов получила 11 мандатов.

30 мая 1914 года Г. Димитров был избран советником Софийской общины, на посту которого проявил себя подлинным защитником интересов народа.

В августе 1914 года началась первая мировая война. Чтобы завоевать поддержку своих народов, правящие круги каждой воюющей стороны пытались представить дело так, будто именно их страны стали жертвой нападения. Болгарское правительство заявило, что Болгария будет соблюдать строгий нейтралитет, но фактически ориентировалась на австро-германский империалистический блок. Оппозиционные буржуазные партии в свою очередь настаивали на присоединение Болгарии к странам Антанты.

В те трудные для международного рабочего движения дни только большевики в России во главе с В.И. Лениным вели до конца последовательную борьбу против империалистической войны и социал-шовинизма. Они выступили против империализма, выдвинули лозунг превращения империалистической войны в гражданскую. Постепенно все здоровые социалистические силы, оставшиеся верными марксизму, сплотились вокруг большевиков. Выдержала испытание и партия тесных социалистов. Уже в самом начале войны тесные социалисты выразили свои симпатии большевикам и всем социал-демократам, оставшимся верными революционным марксистским принципам. Они высказались против политики, которая привела бы Болгарию к вступлению в войну на стороне того или другого империалистического лагеря, и настаивали на нейтралитете, содействуя мирному урегулированию спорных вопросов между балканскими государствами.

Г. Димитров разделял позицию тесных социалистов по отношению к империалистическому характеру первой мировой войны. Об этом свидетельствуют его выступления в Народном собрании. Особенно гневно прозвучала его речь 19 ноября 1914 года во время голосования дополнительного кредита на военные цели. Г. Димитров включился во все антивоенные мероприятия партии. Он был популярным оратором на собраниях и митингах, где звучали лозунги тесных социалистов: «Долой военное положение!», «Да здравствует мир между народами!» и другие.

14 октября 1915 года монархическое правительство ввергло Болгарию в мировую войну на стороне Германии.

Во время войны Г. Димитров часто выступал в Народном собрании и Софийском муниципалитете. Острая критика правительства в выступлениях Димитрова сочеталась с пламенной защитой непосредственных интересов рабочих масс. Он твердо верил в то, что за империалистической войной последует победоносная революция пролетариата. «Единственная предпосылка сохранения будущего мира, - говорил Г. Димитров, - это замена капитализма социализмом, капиталистического общества социалистическим обществом. Только социализм может вывести человечество из тупика, в который его завела буржуазия, - без социализма нет мира» [3].

Свержение русского царизма в феврале 1917 года подняло дух и решимость тесных социалистов. 1 мая 1917 года по всей стране были организованы празднества. В Софии в партийном Народном доме собралось около двух тысяч рабочих. Среди ораторов был и Г. Димитров, который призвал трудящихся сплачиваться под знаменами революции.

Тесные социалисты решительно стали на путь усвоения ленинских взглядов относительно войны, мира и революции, открыто и смело ориентируясь по этим вопросам на большевиков во главе с В.И. Лениным.

Приближались дни, о которых мечтал Г. Димитров. Не зная усталости, он ездил по всей стране. Повсюду он вдохновлял трудящихся на борьбу, призывал их готовиться к великим революционным событиям.

Революционные события в России оказали огромное воздействие на сознание трудящихся в капиталистических и колониальных странах, вдохнули в них веру в собственные силы и начертали им путь борьбы против войны и капиталистической эксплуатации. Октябрьская революция нашла широкий отклик среди всех слоев болгарского народа. Рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция с восторгом встретили победу революции. Г. Димитров выступил на митинге в Софии, организованном партией тесных социалистов 2 декабря 1917 года. Участники митинга поздравили пролетариат России с победой и потребовали, чтобы болгарское правительство приняло советские предложения о заключении демократического мира без аннексий и контрибуций. Страстные речи Димитрова звучали по всей Болгарии.

Один из сподвижников Г. Димитрова профессор Петр Георгиев пишет: «Рабочие очень любили его, всегда слушали с большим интересом. «Георгий будет выступать», - говорили товарищи и старались занять место поближе к трибуне.

Выступление Георгия Димитрова отличались страстностью, ясной марксистской мыслью и революционным порывом. Они увлекали и зажигали слушателей. В них кипело возмущение революционно настроенных рабочих масс…

В своих выступлениях Георгий Димитров часто ссылался на пример Великой Октябрьской революции. Он призывал болгарских рабочих и крестьян последовать этому примеру, разорвать цепи капиталистического гнета, свергнуть буржуазию и в огне революции создать свою, рабоче-крестьянскую власть.

Говорил Георгий Димитров гладко, мысль его отличалась предельной ясностью, глубиной. Излагая свои мысли, он придерживался строгой последовательности, взвешивал каждое слово, приводил множество фактов. В его речах не было ничего лишнего, из них ничего нельзя было изъять, не нарушив их единства и целостности.

Георгий Димитров говорил мягким, теплым голосом с приятным тембром. Однако, когда он изобличал классовых врагов, голос его становился резким, приобретал большую силу, и каждая фраза хлестала, как бич. Клокотавшее в нем возмущение тут же передавалось многотысячной аудитории. Отовсюду доносились громкие голоса, и речь оратора прерывалась бурными аплодисментами. Затем все снова умолкали и сосредоточенно, затаив дыхание, продолжали слушать, что он говорит.

Приятно было смотреть на Георгия Димитрова, когда он выступал. Стройная фигура, бледное лицо, украшенное небольшой бородкой клином. Время от времени он поднимал руку, а затем с силой, словно рубя мечом, опускал ее. От резкого движения его пышные волосы приходили в беспорядок, и он тут же приглаживал их быстрым движением руки. Выступая на собраниях, Димитров обычно пристально вглядывался в лица слушателей, и казалось, будто он вливает свои мысли в их умы и сердца. Когда же он заканчивал свою речь пламенным призывам к борьбе и сплоченности, бурным овациям не было конца» [4].

Напуганное ростом революционного настроения масс болгарское правительство усилило репрессии. Против Г. Димитрова был инспирирован процесс с целью отстранить его от политической жизни страны. 29 августа 1918 года он оказался в камере центральной тюрьмы Софии.

В сентябре 1918 года в Болгарии вспыхнуло Солдатское восстание – восставшие повернули оружие против виновников национальной катастрофы. В городе Радомире они провозгласили Болгарию республикой. Возглавили восстание руководители Болгарского земледельческого народного союза Александр Стамболийский и Райко Даскалов.

Партия тесных социалистов недооценивала революционные возможности крестьян, составляющих подавляющее большинство солдат-повстанцев. Она не усвоила ленинского понимания своеобразия революционного процесса в различных странах, ленинского понимания о боевом союзе рабочих и крестьян. Вот почему партия не возглавила восстание и не организовала в стране кампанию в поддержку восставших. Это обстоятельство предопределило его неудачу.

16 декабря 1918 года Г. Димитров был освобожден из тюрьмы в результате массовых митингов и письменных протестов правительству с требованием немедленного освобождения всех заключенных, и особенно Г. Димитрова.

В мае 1919 года состоялся XXII съезд партии, ставший I съездом Болгарской коммунистической партии (тесных социалистов). Он принял новую программную декларацию, основанную на платформе Коминтерна. XXII съезд БРСДП был коренным поворотом партии в сторону превращения ее в партию нового, ленинского типа. БКП вступила в III, Коммунистический Интернационал как партия-соучредительница.

Г. Димитров настойчиво изучал работы В.И. Ленина. Значительный интерес к произведениям великого вождя революции проявляли и все тесные социалисты. В 1918 году партия издала (в переводе на болгарский язык) пять ленинских трудов, в том числе «Государство и революция» и «Империализм, как высшая стадия капитализма», в 1918-1923 годах было распространено еще 16 произведений В.И. Ленина. Г. Димитров перечитывал выдающиеся ленинские труды. Он написал предисловие к брошюре «Ленин к рабочим Европы и Америки», вышедшей в Болгарии в 1919 году. В этом предисловии он особо отметил: «Мы, болгарские коммунисты (тесные социалисты), можем с удовлетворением отметить наше полное согласие с Лениным в том, что принципы и тактика Коммунистического Интернационала – это наши принципы и наша тактика» [5].

Под руководством Г. Димитрова Общий рабочий синдикальный союз быстро превращался в организацию широких масс трудящихся. Только за один 1919 год число членов революционных профсоюзов увеличилось в пять с лишним раз. 28 мая 1919 года конгресс Общего рабочего синдикального союза принял новый Устав и провозгласил переход болгарских революционных профсоюзов на позиции III, Коммунистического Интернационала.

В течение всего 1919 года Г. Димитров руководил неоднократно вспыхивавшей стачечной борьбой шахтеров Перника. 19 февраля военный комендант попытался арестовать Г. Димитрова, но встретил сильный отпор со стороны шахтеров. На следующий день в Перник прибыли воинские части из Софии. Были произведены массовые аресты. Г. Димитрова и Л. Ивошевич отправили в Софию специальным поездом. Семь шахтеров вместе с секретарем Союза шахтеров были посажены в центральную софийскую тюрьму и переданы военно-полевому суду с требованием приговорить их к смертной казни. Многих активных членов Союза шахтеров сослали, многих шахтеров уволили. Весть об аресте Г. Димитрова вызвала бурное возмущение трудящихся. Рабочие Софии ожидали его на вокзале и, встретив, сопровождали до самой комендатуры. Правительство было вынуждено освободить арестованного.

Г. Димитров возглавил массовую кампанию в защиту шахтеров Перника. Под нажимом общественности власти отказались от привлечения к судебной ответственности руководителей профсоюза и ослабили преследование шахтеров.

Г. Димитров участвовал во всех кампаниях, проводившихся партией в тот бурный год, как всегда, находясь на переднем крае классовой борьбы, которая все более обострялась. Большую активность проявил он во время кампании, организованной партией 27 июля 1919 года в России и Венгрии. По всей Болгарии произошли кровавые столкновения между народом и полицией. Когда солдаты напали на выступавшего с трибуны Г. Димитрова, он обратился к ним с призывом не стрелять в своих братьев и сестер, в своих отцов и матерей, не забывать, что они сами дети трудового народа. Солдаты растерялись. Это дало возможность рабочему трибуну уйти.

1919 год был ознаменован в Болгарии всеобщей стачкой железнодорожников и следовавшими одна за другой забастовками.

Рабочий класс Болгарии все теснее сплачивался вокруг коммунистической партии. В 1920 году по инициативе компартии, при активном участии Г. Димитрова произошло объединение крупнейших профсоюзных организаций Общего рабочего синдикального союза и Свободного синдикального союза, объявивших о союзе под знаменем Коммунистического Интернационала. Реакционеры продолжали преследовать крупнейшего лидера профсоюзов. Травля, слежка, попытки ареста вынудили Г. Димитрова перейти на нелегальное положение. Проявляя большую выдержку и мужество, он продолжал революционную деятельность. Категорически отклонив советы покинуть страну, Г. Димитров всегда появлялся там, где зрело новое выступление рабочего класса.

Как делегат II конгресса Коммунистического Интернационала Димитров в 1920 году направляется в Москву. Вместе с В. Коларовым он отправляется самым коротким и самым рискованным путем: на лодке по Черному морю. Во время разразившегося в море сильного шторма лодку сносит к румынскому берегу, где их задерживают и арестовывают.

Г. Димитров и В. Коларов были освобождены в результате выступлений румынского рабочего класса и общественности в защиту болгарских коммунистов и нажима по дипломатическим каналам (вмешательство болгарского правительства и ультиматум наркома иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерина).

На собрании по случаю третьей годовщины Великого Октября, которое было проведено вопреки запрету властей, Г. Димитров произносит речь, за что против него возбуждается судебное преследование. До конца 1920 года он вынужден был скрываться.

Избранный одновременно делегатом III конгресса Коминтерна и Учредительного конгресса международного объединения революционных профсоюзов Г. Димитров направляется в Страну Советов.

9 апреля 1921 года В.И. Ленин принимал у себя в кабинете члена ЦК Болгарской коммунистической партии Георгия Димитрова. Несколько ранее Владимиру Ильичу был вручен болгаро-французский и французско-болгарский словарь с дарственной надписью Димитрова: «Нашему любимому учителю и незаменимому вождю всемирной пролетарской революции товарищу Ленину». Многочисленные посетители со всех концов мира, бывая в кабинете В.И. Ленина в Кремле, с волнением рассматривают этот подарок, лежащий на верхней полке этажерки у письменного стола, за которым он трудился.

О своей встрече с Лениным Г. Димитров рассказывал: «Моя первая встреча с Владимиром Ильичем состоялась… в Москве, куда я приехал по решению Центрального Комитета партии. Меня поместили в общежитии Коминтерна (бывшая гостиница «Люкс»), где обычно останавливались приезжавшие в Москву представители коммунистических партий. Уже на другой день после моего приезда секретарь Ленина позвонила мне по телефону и сказала, что Владимир Ильич хочет сегодня вечером видеть меня в своем кабинете в Кремле. В то время Ленин обычно приглашал к себе многих представителей разных коммунистических партий, чтобы познакомиться с ними лично и получить непосредственную информацию об их партиях и странах.

Вместе с одним русским товарищем точно в назначенное время я был уже в приемной Владимира Ильича, охваченный, понятно, чрезвычайным волнением и невыразимой радостью.

Не прошло и несколько минут, как Ленин открыл дверь кабинета и пригласил меня войти, радушно поздоровался со мной и, как обычно он умел это делать, смерил меня с головы до пят своим острым проницательным взглядом. Когда я передал ему горячие поздравления от нашей партии и от трудящихся нашей страны, Ленин со своей обычной доброй улыбкой пожал мне руку и сказал: «Знаю, ваш народ хороший, храбрый народ». Завязалась беседа, очень важная для нашей партии, которая продолжалась больше часа…

Владимир Ильич забросал меня многочисленными вопросами о политическом положении у нас, о роли монархии и буржуазных партий, об иностранном влиянии в нашей стране, о количестве и роли иностранного капитала, о взаимоотношениях Болгарии с соседними балканскими государствами, о врангелевской армии, находившейся на болгарской территории, и др. Особенно большой интерес проявил он к нашей партии, к Земледельческому союзу, к настроениям среди рабочего класса и крестьянских масс и отношению к Советской социалистической республике.

Я постарался, насколько мог, ответить на все поставленные вопросы, а по некоторым более трудным вопросам я обещал, что наша партия даст необходимые дополнительные сведения. Ленин все время слушал внимательно и иногда делал кое-какие заметки… В заключение В.И. Ленин сказал приблизительно следующее:

… Сосредоточьте свое главное внимание на укреплении коммунистической партии как авангарда рабочего класса и займитесь серьезнейшим образом организацией самого рабочего класса, тем более что он еще сравнительно слаб в количественном и качественном отношении (у вас почти нет еще потомственных рабочих). Одновременно создавайте союз рабочих и крестьян (прежде всего с крестьянской беднотой и середняками). Расширяйте влияние коммунистических идей в армии (главным образом среди солдатских масс).

Особенно важна подготовка опытных и преданных коммунистических кадров. Подготовка опытных, преданных и авторитетных руководителей партии – долгое и трудное дело. У нас подготовка звена партийных руководителей продолжалась 15 лет (1903-1917). Целых 15 лет борьбы с меньшевизмом, 15 лет жестоких преследований со стороны царизма, целых 15 лет, на которые приходятся годы могучей революции 1905 года. И вопреки всему у нас были печальные случаи, когда даже очень хорошие товарищи «теряли головы». Если вы, и вообще западноевропейские товарищи, воображаете, что застрахованы от подобных случаев, то это такое детство, с которым нужно вести беспощадную борьбу. Да. Подготовка партийных руководителей и кадров – дело очень трудное. И успех в этом деле возможен только в результате постоянной работы, борьбы и правильного коммунистического подбора кадров со стороны наших партий. Это сейчас самое важное и, я бы сказал, решающее и для вашей коммунистической партии. Итак, остерегайтесь увлечений, действуйте трезво, неутомимо готовьтесь для обеспечения победы революции и в вашей стране.

Я поблагодарил его самым сердечным образом за эти ценные мудрые советы. Владимир Ильич проводил меня до приемной, пожал мою руку двумя руками и сказал на прощание: «Желаю вашей партии и вам лично самых лучших успехов. Мы не сомневаемся, что ваша партия и болгарский народ являются верными друзьями нашей Советской социалистической республики. Мы переживаем сейчас очень большие трудности и в связи с этим обсуждаем сейчас вопрос о введении продовольственного налога, но мы глубоко убеждены, что наша партия и Советская власть успешно справятся со всеми этими трудностями» [6].

Встреча с В.И. Лениным оказала большое воздействие на Г. Димитрова, с еще большей энергией и целеустремленностью ставшего бороться за пропаганду марксизма-ленинизма, за объединение всех революционных сил на борьбу против власти капитала, за победу пролетарской революции в Болгарии.

Открытие III конгресса Коминтерна состоялось 22 июня в Большом театре. С 23 июня по 12 июля делегаты из 52 стран участвовали в работе конгресса, заседания которого проходили в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца.

17 мая 1921 года Димитров приветствовал делегатов IV Всероссийского съезда профсоюзов в Москве. В июле этого же года он активно участвовал в работе I (Учредительного) конгресса Красного Интернационала профсоюзов, где был избран членом Центрального совета.

В 1922 году Г. Димитров снова в Стране Советов. Здесь проходила работа IV конгресса Коминтерна и II конгресса Профинтерна. Представители международного профсоюзного движения избирают Димитрова в состав Исполнительного бюро Профинтерна.

В Болгарии он со всей энергией стремится претворить в жизнь рекомендации конгрессов Коминтерна, Профинтерна, стремится найти необходимые организационные формы установления единства действий трудящихся.

Болгарские монархисты и буржуазия, опираясь на бежавших из России белогвардейцев – врангелевцев и местных фашистов, предприняли попытку организовать в стране путч. Планы заговорщиков были сорваны коммунистами, которые помогли Болгарскому земледельческому народному союзу, возглавлявшему правительство. Одним из первых против происков реакции выступил Г. Димитров. 31 марта 1922 года на многолюдном митинге в Софии он разоблачил ее замыслы, охарактеризовав их как заговор против русского и болгарского народов. В1923 году правительство, возглавляемое А. Стамболийским, решив, что реакция разгромлена, начало гонения против коммунистов, считая их своими врагами. Отношения между двумя партиями резко обострились. Воспользовавшись моментом, реакция организовала 9 июня 1923 года военный переворот и, свергнув законное правительство, установила в стране монархо-фашистский режим.

Центральный Комитет Болгарской компартии сначала встал на позиции нейтралитета, ошибочно считая, что в стране происходит борьба между двумя группировками буржуазии. Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала критиковал неправильную позицию партии в отношении переворота в Болгарии. Критика Коминтерна была воспринята БКП. Уже на заседании ЦК (5-7 августа 1923 г.) болгарские коммунисты поставили задачу подготовить массовое вооруженное восстание.

Огромное значение в этот период имели статьи Г. Димитрова, написанные им в августе-сентябре 1923 года. Они конкретизировали ленинские идеи о едином рабочем фронте в условиях Болгарии, разоблачали антинародную сущность фашистской диктатуры. Г. Димитров предупреждал: «Глубоко заблуждаются те, кто думает, что фашизм направлен только против так называемой «коммунистической опасности». Они очень дорого заплатят за свое заблуждение и свою политическую близорукость.

Фашизм вовсе не только антикоммунистичен, он в то же время и антинароден» [7]. Болгарские коммунисты тогда не выдвигали лозунга о едином антифашистском фронте, выдвинув лозунг – единый фронт труда. Их предложение поддержало левое крыло Болгарского земледельческого народного союза. Широкие социалисты и радикалы отвергли предложение Болгарской компартии о едином фронте.

Руководство компартии принимает решение начать восстание и избирает в Главный военно-революционный комитет Г. Димитрова, В. Коларова и Г. Генова. Коммунисты намеревались выступить вместе с Болгарским земледельческим народным союзом.

Восстание началось 23 сентября 1923 года. Центром его стала северо-западная часть Болгарии. (В канун восстания полиция разгромила Софийский революционный комитет, лишив руководства столичную партийную организацию.) Коммунистам и земледельцам после ожесточенных боев удалось овладеть городом Фердинандом (ныне – Михайловград), куда прибыли Г. Димитров и В. Коларов. Под их руководством восставшие одержали ряд побед над правительственными войсками, овладели почти всем Врачанским округом. Они приняли меры по созданию в освобожденных местах военно-революционных комитетов, организации охраны банков, продовольственных складов. Но город Враца оставался в руках фашистов. Революционные комитеты не смогли удержать инициативу, и отряды повстанцев в неравных боях потерпели поражение. По приказу главного военно-революционного комитета отряды восставших с тяжелыми, кровопролитными боями с превосходящими силами противника отступили к югославской границе. Вместе с основной массой повстанцев были вынуждены покинуть Болгарию В. Коларов и Г. Димитров.

Тюрьмы, воинские казармы были заполнены участниками восстания. Полиция и войска жестоко расправлялись с пленными. Многих убивали без всякого суда. Тысячи рабочих и крестьян были замучены озверевшими фашистами.

В. Коларов и Г. Димитров были заочно приговорены фашистской диктатурой к смертной казни.

Сентябрьское восстание в Болгарии было первым антифашистским организованным выступлением. В ходе восстания БКП на практике осуществляла политику единого фронта труда. Этот героический урок болгарских коммунистов вносил неоценимый вклад в опыт международного коммунистического движения.

Позднее в Политическом отчете Центрального Комитета V съезду Болгарской рабочей партии (коммунистов) 19 декабря 1948 года Г. Димитров скажет: «Сентябрьское восстание провело такую глубокую кровавую борозду между народными массами и фашистской буржуазией, которую уже ничем нельзя было заполнить. В течении всего последующего периода фашизму уже не удалось укрепить свои позиции и создать себе широкую социальную базу. С другой стороны, самоотверженная борьба, последовательная и неустанная работа Коммунистической партии по созданию единого антифашистского фронта тесно сблизили партию с народными массами, укрепили ее связи с ними и создали предпосылки для превращения партии в подлинного вождя трудящихся города и деревни в борьбе за демократию и социализм» [8].

После поражения Сентябрьского восстания для Г. Димитрова начались годы напряженной работы в эмиграции. В Болгарии коммунисты перешли на нелегальное положение. В октябре 1923 года в Вене было создано Заграничное бюро Болгарской коммунистической партии во главе с В. Коларовом и Г. Димитровым. В Вене под редакцией Г. Димитрова выходил центральный орган партии «Работнически вестник». Газета тайно переправлялась в Болгарию. В первом номере газеты было опубликовано «Открытое письмо к рабочим и крестьянам Болгарии», в котором разъяснялась сущность восстания как общенародного движения в защиту попранных прав народа. В письме «К трудящимся массам всего мира и к рабочим и крестьянам Балканских стран» от 8 октября 1923 года В. Коларов и Г. Димитров обращались к трудящимся всего мира начать международную кампанию в защиту болгарских повстанцев и их семей, кампанию протеста против белого террора в Болгарии.

В январе 1924 года Г. Димитрова, находящегося в Москве, застала скорбная весть о кончине В.И. Ленина. В составе делегации Исполкома Коминтерна Димитров сопровождал гроб с телом В.И. Ленина из Горок в Москву.

Летом 1924 года Г. Димитров вновь в Москве. Он участвует в работе V конгресса Коминтерна как представитель Болгарской коммунистической партии и Балканской коммунистической федерации. Его избирают кандидатом в члены Исполкома Коминтерна. На проходившем в то же время III конгрессе Профинтерна он вновь становится членом Исполнительного бюро.

Тогда же Г. Димитров вместе с другими делегатами V конгресса Коминтерна, представителями зарубежных коммунистических партий – Василом Коларовым, Бела Куном, Эрнстом Тельманом, Кларой Цеткин и другими – принимает участие в знаменательном историческом событии: передаче знамени Парижской коммуны Московскому комитету РКП(б) и трудящимся Москвы.

Это событие имело огромное политическое значение для коммунистических партий и трудящихся всех стран. Революционеры разных стран почувствовали огромную силу пролетарского единства, интернационального коммунистического движения, которое преобразует мир. В этом торжестве как бы отражалась заря Парижской коммуны и последующий расцвет мирового пролетарского движения.

В эти дни зарубежные делегаты V конгресса Коминтерна были частыми гостями на заводах, фабриках Москвы, Подмосковья, в воинских частях. Везде их встречали как братьев по классу, посланцев мира и дружбы. Трудящиеся Сокольнического района Москвы передали красное знамя для Болгарской компартии. Это знамя было вручено Георгию Димитрову.

17 декабря 1923 года Г. Димитров был избран секретарем Президиума Балканской коммунистической федерации. На этом посту он активно содействовал развитию и укреплению балканских коммунистических партий, координировал их действия, воспитывал трудящихся балканских стран в духе пролетарского интернационализма.

Находясь в эмиграции, Г. Димитров работает в Заграничном бюро ЦК БКП по организационному сплочению партии в нелегальных условиях. Г. Димитров, В. Коларов и другие деятели партии вели борьбу против ликвидаторского уклона, ультралевых позиций, за укрепление в ней марксистско-ленинских основ. Димитров боролся за проведение в жизнь ленинской идеи борьбы за массы, участвовал в создании легальных организаций рабочего класса – Рабочей партии (РП) и Рабочего молодежного союза (РМС).

Накопив большой опыт работы в профсоюзах, он использовал его, занимаясь вопросами профсоюзного единства на Балканах. С не меньшей энергией он участвовал в борьбе за единство международного коммунистического движения, защищая идеи Коммунистического Интернационала.

Вместе с представителями 66 пролетарских партий и организаций Г. Димитров в июне-августе 1928 года участвовал в работе VI конгресса Коминтерна, проходившего в Москве. Выступая на конгрессе, он говорил о растущей военной опасности, предостерегая от ее недооценки. Главной опасностью он считал подготовку войны против Советского Союза. Димитров призывал начать антивоенную кампанию, сочетая ее с борьбой против наступления капитала, в защиту интересов трудящихся.

В конце 20-начале 30-х годов обстановка в мире резко меняется. Фашизм начинает поднимать голову. Еще за десять лет до начала второй мировой войны Г. Димитров произносит пророческие слова: «Фашизм – это значит война!»

С апреля 1929 года Г. Димитров стал руководителем Западноевропейского бюро Исполкома Коминтерна (ИККИ). Он поддерживал связи с представителями 25 коммунистических партий Европы и рядом международных организаций. Бюро под руководством Димитрова содействовало укреплению единства компартий Европы, организовывало кампании солидарности, вело большую работу по мобилизации рабочего класса и всех демократических сил против растущей опасности фашизма и угрозы новой мировой войны. Работая во многих международных организациях, Димитров накопил огромный организационный и партийно-политический опыт. Работа в Западноевропейском бюро стала важным этапом в становлении Димитрова как выдающегося деятеля международного коммунистического движения.

Работая в Западноевропейском бюро, Димитров, соблюдавший конспирацию, жил под разными фамилиями (доктор Ян Шаафсма, Рудольф Гедигер и др.). Ему приходилось менять не только фамилию и местожительство, но и внешность.

Деятельность в бюро была связана с многочисленными поездками по городам Европы: Вена, Берлин, Мюнхен, Дрезден, Лейпциг, Франкфурт-на-Майне, Прага, Брюссель, Амстердам, Базель, Страсбург, Париж, а также Москва.

Борясь против угрозы новой мировой войны, Г. Димитров как видный деятель Коминтерна принимает непосредственное и самое активное участие в проведении международного конгресса борцов против войны в Амстердаме (1932 г.), входит в Международный комитет борьбы против войны.

Среди членов комитета были также Анри Барбюс, Марсель Кашен, Поль Вайян-Кутюрье, Николай Шверник, Елена Стасова.

В январе 1933 года крупные финансовые и промышленные магнаты Германии отдали власть в руки фашистов. В Европе, да и во всем мире возник новый очаг войны, центр международной реакции.

Чтобы развязать себе руки для разгрома антифашистских сил в Германии, гитлеровцы совершают гнусную провокацию против коммунистической партии. Вечером 27 февраля загорелся рейхстаг, а в ночь на 28 февраля фашисты начали массовые аресты. Тысячи коммунистов, социал-демократов, интеллигентов и прогрессивно настроенных людей были брошены за решетку. Были отменены гарантированные конституцией буржуазно-демократические свободы. Была запрещена коммунистическая и социал-демократическая пресса. Нацистам удалось схватить руководителя компартии Эрнста Тельмана. 9 марта 1933 года были арестованы находившиеся тогда в Берлине Георгий Димитров, Благой Попов и Васил Танев.

Гитлеровцы подготовили процесс по обвинению в поджоге рейхстага трех болгарских коммунистов, председателя парламентской фракции коммунистической партии в рейхстаге Эрнста Торглера и выданного ими за коммуниста голландца Мариуса Ван дер Люббе. Началась лихорадочная подготовка к процессу. Шесть месяцев длилось судебное следствие. Г. Димитрова и его товарищей-болгар по окончании полицейского следствия переводят в Моабитскую тюрьму. Димитрова держат на строжайшем режиме. Большая часть его переписки не достигает адресатов. На него надевают наручники. В течении пяти месяцев их не снимают с Димитрова ни днем ни ночью.

В этих нечеловеческих условиях Г. Димитров готовился к будущему процессу, вырабатывая свою линию поведения. Димитров с самого начала взял курс на политическую защиту. Двадцать пять видных юристов из разных стран готовы были защищать Димитрова и его товарищей, но имперский суд отверг все кандидатуры под тем предлогом, что обвиняемый не имеет права выбора защитника. Суд назначил официального защитника, от которого Димитров отказался. На суде он выступал сам в роли своего защитника. Он усиленно готовился к выступлению на процессе одновременно в роли обвиняемого и защитника.

Он делает все возможное, чтобы предупредить мир о готовящемся фарсе. Пишет письма А. Барбюсу, Р. Роллану, В. Коларову, чтобы через них рассказать мировой общественности правду. Бомбардирует письмами следователя, когда у него хотят отнять последние жалкие права заключенного. Борется и протестует, требует и настаивает.

После долгих проволочек ему, наконец, дают немецкий кодекс об уголовном судопроизводстве, и в последствии на процессе, пользуясь им, он будет уличать председателя имперского суда в незнании законов. Получив учебник немецкой грамматики, он совершенствует свой немецкий язык, чтобы не пропустить ни одного слова на процессе. Запрашивает все книги по немецкой истории, какие есть в тюремной библиотеке, «Гамлета», стихи Гете, Байрона, литературу о творчестве Гомера, Софокла, Данте, Сервантеса, Мольера. Димитров единственный из обвиняемых ознакомился с обвинительным заключением. Это помогло ему, изолированному от внешнего мира, прийти к процессу с блестяще разработанной и продуманной до мелочей тактикой поведения и выиграть его в борьбе с немецким фашизмом.

Сразу же после ареста Димитрова началось международное движение протеста против фашистской провокации. В Москве, Париже, Лондоне и ряде других городов проходят митинги, юристы выражают свое возмущение. В адрес дипломатических представительств Германии идут письма и телеграммы протеста. Издаются плакаты и листовки в защиту невиновных.

Созданный после поджога рейхстага Международный комитет помощи жертвам германского фашизма образовал Международную следственную комиссию из видных юристов, собрал документы о пожаре в рейхстаге и терроре гитлеровцев. С его помощью была опубликована «Коричневая книга о поджоге рейхстага и фашистском терроре». Международная следственная комиссия под председательством видного английского юриста Дениса Ноэлла Притта организовала «Лондонский контрпроцесс» и за день до начала процесса в Лейпциге обнародовала доклад. За время работы комиссия оценила объективно показания 30 свидетелей и экспертов, изучила массу документов и установила, что Ван дер Люббе не был членом Голландской коммунистической партии, как это представляли устроители провокации. Комиссия сочла невиновными обвиняемых коммунистов и выразила серьезные подозрения о причастности к поджогу рейхстага руководства нацистов. Так еще до начала процесса в Лейпциге был вынесен оправдательный приговор Димитрову и его товарищам и предъявлено обвинение устроителям провокации с поджогом рейхстага.

В тот же день это решение стало известно всей Европе. Всюду начались митинги и демонстрации в защиту Г. Димитрова. Но сам Димитров, отрезанный от мира в фашистской тюрьме, мог только догадываться обо всем происходящем. Из фашистских газет он узнает о существовании «Коричневой книги». В дни процесса он увидит эту книгу на столе председателя суда и потребует ее, ссылаясь на закон об уголовном судопроизводстве. Просьба Димитрова была отклонена, а книга названа «политическим памфлетом».

После многомесячной подготовки 21 сентября 1933 года в Лейпциге начался процесс о поджоге рейхстага – «процесс века», как его назовут впоследствии. Большой зал заседаний имперского суда заполнили руководители эсэсовских и штурмовых отрядов, восемьдесят два зарубежных корреспондента, сорок два немецких. Заседание транслировалось по радио.

Утром к зданию суда подъезжает колонна автомобилей с вооруженными до зубов полицейскими. Они препровождают в зал суда обвиняемых. Ровно в 9 часов в зал суда входят судьи и прокуроры. Чопорные господа в красных мантиях вскидывают руки в гитлеровском приветствии. Все присутствующие отвечают тем же.

Председательствует доктор Бюнгер. Обвинение поддерживает прокурор Паризиус.

21 сентября допрос подсудимого Ван дер Люббе. Многословный на предварительном следствии, сейчас он односложно отвечает «да» и «нет». Он явно растерян. Вызываются многочисленные свидетели обвинения. В зале слышны слова «поджог», «сигнал к восстанию», «коммунистическая провокация» …

Димитров внимательно следит за ходом процесса.

22 сентября. Трансляция по радио продолжается. Опять звучат слова из уст многочисленных свидетелей: «восстание», «компартия».

23 сентября. Третий день процесса. Допрос подсудимого Димитрова. В зале суда словно взрыв бомбы. Первое выступление Георгия Димитрова – и процесс из инсценировки, задуманной фашистами, превращается в суд над ними.

День 23 сентября 1933 года случайно совпал с 10-летием Сентябрьского восстания. Г. Димитров учел это обстоятельство. Суду пришлось выслушать урок по стратегии и тактике коммунистического движения.

Суд растерян. Радио прекращает трансляцию.

Иностранные корреспонденты бросаются к телефонным кабинам, передавая: «Димитров не отвечает на вопросы – он атакует!», «Это законченный психолог», «Блестящий мыслитель-диалектик, совершенный стратег и тактик».

Г. Димитров вел себя на суде как истинный революционер-ленинец.

Одного за другим Димитров изобличал лжесвидетелей, обвиняя следствие в тенденциозности и грубости, в прямой фальсификации. Его неоднократно лишали слова, удаляли с заседания суда. Но он продолжал борьбу с фашистскими провокаторами. На заседании 4 ноября Г. Димитров разоблачил «свидетеля» Геринга, которому было поручено продемонстрировать силу третьего рейха и национал-социализма, «поправить» положение дел обвинения. От острых вопросов Г. Димитрова один из главарей фашизма пришел в ярость, не смог справиться с собой, доказав тем самым беспомощность обвинения. Не смог поправить положения и организатор фашистской пропаганды Геббельс. Эти провалы заставили организаторов процесса позаботиться о его завершении.

Мировая печать восторженно отзывалась о коммунистическом трибуне и признала провал фашистских лидеров. Ширилась международная солидарность в поддержку борьбы Г. Димитрова на процессе. Во многих странах мира проходили антифашистские митинги и демонстрации.

8 ноября 1933 года в Париже состоялся массовый митинг, на котором выступила мать Димитрова. Вскоре состоялась встреча матери и сына в Германии. Они были в разлуке 10 лет.

Лейпцигский процесс продолжался 93 дня. Он приковал к себе внимание всей международной общественности. Благодаря неустанной борьбе Димитрова перед всем миром был разоблачен провокационный характер обвинения в поджоге рейхстага, выдвинутого против коммунистов. Прокурор в своей речи вынужден был предложить оправдать болгарских подсудимых в связи с отсутствием достаточных доказательств.

16 декабря Георгий Димитров выступил с последним словом подсудимого. Оно явилось итогом его титанической борьбы против фашизма на процессе. «Я защищаю себя самого, - говорил Димитров, - как обвиняемый коммунист.

Я защищаю свою собственную коммунистическую революционную честь.

Я защищаю свои идеи, свои коммунистические убеждения.

Я защищаю смысл и содержание своей жизни.

Поэтому каждое произнесенное мною перед судом слово – это, так сказать, кровь от крови и плоть от плоти моей. Каждое слово – выражение моего глубочайшего возмущения против несправедливого обвинения, против того факта, что такое антикоммунистическое преступление приписывается коммунистам» [9].

Заключительная речь Г. Димитрова прозвучала не только как смелое обвинение против фашизма, но и как страстный призыв к единству в борьбе с реакционерами.

Г. Димитров, Б. Попов, В. Танев и Э. Торглер были оправданы. Однако немецкие фашисты не хотели выпускать Димитрова. Они понимали, что Димитров является величиной международного значения и что в будущем он станет одним из наиболее ярых противников национал-социалистической Германии.

Заключение Димитрова в тюрьму после оправдательного приговора вызвало бурю негодования мировой общественности. Со всех концов в Берлин шел поток телеграмм и писем с требованием освободить Г. Димитрова. 30 декабря 1933 года Димитров направил телеграмму на родину с просьбой к болгарскому правительству взять его под свою защиту. Однако последнее, выслуживаясь перед Гитлером, заявило, что не считает Димитрова болгарским подданным. И тогда СССР предоставил Георгию Димитрову, Благою Попову и Василу Таневу советское гражданство. Вечером 27 февраля 1934 года Г. Димитров и его товарищи прибыли в Москву. Их горячо встретили советские люди.

Вот что писал о встрече Г. Димитрова в Москве Лев Кассиль в репортаже, опубликованном 28 февраля в газете «Известия»: «Сегодня предстояла совсем особая встреча, еще недавно казавшаяся нам несбыточной, невероятной. Радостная гордость сменила наши опасения. Сегодня трое наших сограждан вернутся на волю с Запада.

…Мы все увидели большой германский самолет, который, выпустив посадочную ракету, в 19 часов 05 минут мягко опустился на залитый светом снег. И тогда вокруг нас все сорвалось с места, все побежало, все ринулось туда… Бежали красноармейцы оцепления, бежали всей делегацией рабочие завода № 39, бежали стиснутые в толпе Мануильский, Ярославский, Уншлихт, Лозовский, Геккерт, Кнорин, бежал оркестр, играя на ходу «Интернационал». Огромный единый рывок нес нас через сугробы, и мы по колено в снегу бежали к самолету, в кабине которого были они трое… Кто-то из встречавших вошел в кабину, затем дверца раскрылась, все подались вперед, и оркестр, весь качнувшись, сбился и замолчал. Но песня уже была подхвачена тысячью голосов, как подхватывают выпавшее знамя. Песня поднималась с земли вместе с паром горячего дыхания толпы. Мы пели «Интернационал».

Димитров, Попов, Танев вышли из кабины. Взволнованные, немножко ошеломленные, они медленно ступили на советскую землю, на заснеженную почву страны, которая стала их новой родиной…

Мы видели тов. Димитрова. Прекраснейшая из слав мира лежала на непогнувшихся плечах этого железного человека. У него было взволнованное и утомленное слегка лицо и те решительные, прямые насмешливые глаза, которые столько раз глядели на нас со страниц газеты…

Они приехали в тех костюмах, в каких мы видели их на фотографиях. На Димитрове была коричневая шляпа и уже запомнившаяся наизусть кожаная куртка. Только сегодня, на рассвете, последний раз щелкнул для них ключ в тюремном замке… Им несли шубы, а вокруг тысячи людей согревали их своим горячим дыханием.

Кругом кричали «Рот Фронт», кричали «ура», приветствовали, порывисто пели «Интернационал» …

Со вновь разительно открывшимся смыслом звучало в эти глубокие минуты встречи даже простое трамвайное слово «гражданин». Мы встречали трех наших товарищей, трех своих сограждан, трех граждан Союза Советских Социалистических Республик! Это возвращались победившие в смертельной схватке. Их отвергла географическая родина. Но другая великая родина – родина по крови, по классу, по борьбе – радостно встречала их, и по взрыхленному снегу московского аэродрома, по советской земле шли три советских гражданина: Димитров, Попов, Танев».

Рассказывая о теплой встрече Г. Димитрова, Михаил Кольцов в одной из корреспонденций того периода писал: «Принесли цветы с записочками – от Надежды Константиновны Крупской, от Марии Ильиничны Ульяновой…» [10]

Вспоминает об этом и ветеран партии Артур Владимирович Юстус, который был близок к семье Ульяновых: «В январе 1934 года меня направили для дальнейшего прохождения службы в Новочеркасск. Приехав оттуда на сборы автопилотчиков-высотников в Москву, я позвонил Марии Ильиничне.

- Слышал? В Москве Георгий Димитров! – радостно сообщила она.

В те дни Надежда Константиновна и Мария Ильинична попросили моего брата Лео привезти букет цветов из оранжереи в Горках для подарка Г.М. Димитрову…

Когда брат привез цветы в кремлевскую квартиру, Н.К. Крупская написала письмо Г.М. Димитрову от имени своего и сестер В.И. Ленина. Она положила письмо в конверт, позвонила Диме Барамзину и попросила его вместе с женой Клавой передать эти цветы Г.М. Димитрову в гостиницу «Центральная» на улице Горького. Они вручили этот букет Г.М. Димитрову. В номере гостиницы в то время находилась и его мать. Увидев букет цветов и письмо Н.К. Крупской и сестер В.И. Ленина, Г.М. Димитров крепко обнял Диму и Клаву и сказал, что это самый дорогой для него подарок…» [11].

В тот же вечер в своем первом интервью советским и зарубежным журналистам Г. Димитров сказал: «Наше первое слово – это бесконечная и безграничная благодарность международному пролетариату, широчайшим слоям трудящихся всех стран, честной интеллигенции, боровшимся за освобождение. И в первую очередь мы выражаем, естественно, нашу благодарность рабочим и крестьянам Советского Союза – нашего социалистического государства» [12]. На следующий день на торжественном собрании в честь шестидесятипятилетия Н.К. Крупской Г. Димитров, сердечно поздравляя виновницу торжества, горячо говорил о своей любви к Советскому Союзу.

Весть о приезде победителя Лейпцигского процесса быстро разнеслась по всей Стране Советов. В Москву шли поздравительные телеграммы и письма от коллективов фабрик и заводов, колхозов и совхозов, школ и пионерских отрядов.

Работники Липецкой ТЭС зачислили Г. Димитрова в свой коллектив и присвоили ему звание ударника за «ударную работу в борьбе за разоблачение фашизма и за настоящую борьбу за дело пролетарской революции». Личный состав Ленинградского военного училища связи избрал его почетным курсантом.

Георгий Димитров дает интервью, выступает по радио, посещает редакцию газеты «Правда», участвует в торжественных заседаниях, принимает делегации трудящихся и отдельных лиц, отвечает на письма, которые в большом количестве поступают на его имя из разных мест Советского Союза и из-за рубежа. Он активно включается в работу руководящих органов Коминтерна. 1 мая 1934 года с трибуны Мавзолея В.И. Ленина вместе с руководителями партии и правительства Советского Союза, вместе с матерью Г. Димитров с волнением приветствовал демонстрацию трудящихся Москвы.

Серьезно подорванное здоровье вынуждает Г. Димитрова жить и лечиться в подмосковном санатории «Архангельское», не прерывая общественной и политической деятельности. Находясь вместе с матерью и сестрой М. Барымовой в Боржоми, Димитров бывал у колхозников и рабочих, выступал перед воинами Красной Армии, беседовал с партийными и советскими работниками Грузинской ССР.

Приход фашизма к власти, обострение международной обстановки, угроза новой мировой войны поставили перед коммунистами проблему сплочения всех демократических и прогрессивных сил на борьбу с фашизмом. Видные деятели Коминтерна Г. Димитров, Д. Мануильский, О. Куусинен, М. Торез, П. Тольятти, В. Пик, К. Готвальд и другие в тесном сотрудничестве с членами Политбюро ЦК ВКП(б) начали разработку этого сложного вопроса к предстоящему VII конгрессу Коминтерна. В своих выступлениях перед трудящимися Страны Советов Г. Димитров всегда подчеркивал значение их успехов в социалистическом строительстве для развития мирового революционного процесса, для международного антифашистского и антимилитаристского движения. Где бы ни появлялся Г. Димитров – на торжественных собраниях, встречах, беседах, - советские люди встречали его тепло и сердечно. Большая любовь и уважение к герою Лейпцига особенно ярко были продемонстрированы во время выборов в местные органы власти СССР. Уже в декабре 1934 года Г. Димитров был избран депутатом Московского, Ленинградского, Свердловского и ряда других городских Советов.

Обстановка в Европе была очень напряженной. В Италии и Германии – фашистская диктатура. Режимы военно-фашистской диктатуры установлены в Польше и на Балканах. Г. Димитров в Исполкоме Коминтерна разрабатывает вместе с представителями других братских партий вопросы стратегии и тактики борьбы против фашизма и войны.

Народный фронт впервые сложился во Франции летом 1934 года с целью противостоять наступлению фашизма в стране. Это важное событие положило начало повороту во всем мировом рабочем и коммунистическом движении. С лозунгом «Фашизм не пройдет!» трудящиеся массы Франции и все прогрессивные силы вышли на улицы, и в результате в 1934 году – победа Народного фронта, преградившего путь фашизму.

25 июля 1935 года открылся VII конгресс Коминтерна. В повестку дня конгресса были включены четыре основных доклада, имевших историческое и политическое значение. Центральным пунктом конгресса был доклад Г. Димитрова «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма». В докладе были сконцентрированы важнейшие проблемы, стоящие перед коммунистическим движением.

На основе ленинского учения в докладе Г. Димитрова, выработанном совместными усилиями виднейших деятелей коммунистического движения, была определена классовая сущность фашизма, обоснованы реальные возможности для создания единого рабочего фронта против фашизма. Обобщая опыт компартии Франции, Испании и других стран, Г. Димитров в докладе поставил вопросы о широком народном антифашистском фронте, рассмотрел вопрос о правительствах единого рабочего и широкого народного фронтов. Поставил задачу создания антиимпериалистического национально-освободительного фронта народов колониальных и зависимых стран. Конгресс отметил, что победа социализма в СССР имеет всемирно-историческое значение для мирового революционного движения.

«Рабочий класс имеет перед собой вдохновляющий пример Советского Союза, - сказал в заключительном слове Г. Димитров, - страны победившего социализма, пример того, как можно победить классового врага, установить свою власть и строить социалистическое общество» [13].

Решение VII конгресса Коминтерна, пронизанные ленинскими идеями, имели историческое, поворотное значение для международного коммунистического и рабочего движения. Они указывали путь и средства для сплочения рабочего класса, демократических, антифашистских сил на борьбу против фашизма и войны. Конгресс разработал новую стратегическую ориентировку в решении общедемократических, антифашистских задач. Его решения были дальнейшим развитием марксистско-ленинской теории, творческим обогащением ее на новом историческом этапе.

«Конгресс показал, - вспоминает лауреат международной Димитровской премии, кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК КПСС Б.Н. Пономарев, бывший в то время ответственным работником Исполкома Коминтерна, - что мировое коммунистическое движение правильно оценило мировую обстановку и наметило реальную перспективу борьбы против фашизма, вплоть до его разгрома. Коммунистический Интернационал – и в этом немалая заслуга Георгия Димитрова – не только предвидел ход событий, ведших к развязыванию мировой войны, но и разработал практические меры моилизации всех сил для борьбы против войны» [14].

Г. Димитров был избран Генеральным секретарем Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала. На этом посту он оставался неизменно в течении восьми лет. Отовсюду в его адрес приходили сердечные письма и телеграммы, приглашения приехать, встретиться. Сотни бригад, колхозов, совхозов, МТС, пионерских отрядов с честью носили его имя. Коллективы рапортовали ему о своих успехах в социалистическом соревновании.

Сразу же после конгресса развернулась гигантская работа по претворению в жизнь его решений. Г. Димитров уделял внимание каждой компартии в реализации ею решений VII конгресса Коминтерна.

В Испании в июле 1936 года фашистские генералы подняли мятеж, и началась гражданская война. Димитров, будучи Генеральным секретарем Исполкома Коминтерна, отдавал много сил и времени организации помощи испанскому народу. Он возглавлял всю работу в деле проведения международной кампании солидарности с Испанской республикой. Димитров выступил одним из инициаторов создания интернациональных добровольческих бригад. Отдельная 129-я бригада, состоявшая из болгар, югославов, чехов, венгров, носила имя Георгия Димитрова. В рядах интернациональных бригад за свободу испанского народа сражались десятки тысяч антифашистов из 54 стран мира.

Г. Димитров был в курсе всех событий в мире. Он вел многогранную деятельность, активно участвовал в разработке политики каждой компартии, развитии антифашистского движения в каждой стране. Руководством Коминтерна и Г. Димитровым была разработана политика национального фронта против фашистской агрессии, обострившейся в конце 30-х годов. Г. Димитров в своих статьях за этот период четко сформулировал мысль о роли Советского Союза как опоры и защитника интересов миролюбивых народов.

Накануне выборов в Верховный Совет СССР в 1937 году Г. Димитров получил много предложений о выдвижении его кандидатуры. С радостью жители Костромы встретили его согласие на регистрацию кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР по Костромскому избирательному округу. Незабываемой была встреча избирателей с Г. Димитровым, состоявшаяся в декабре 1937 года.

В 1939 году началась вторая мировая война. Генеральный секретарь Коминтерна Г. Димитров активно участвовал в разработке программы, установок Коминтерна, связанных с войной и задачами коммунистических партий в тот период.

Вероломное нападение гитлеровской Германии на СССР и начало Великой Отечественной войны явилось тяжелым испытанием для советских людей. В эти трудные годы связь Г. Димитрова с различными кругами советской общественности окрепла еще больше. Теплыми и сердечными были письма красноармейцев – защитников социалистической родины. С большим мужеством вместе со всем советским народом разделял тяготы войны Г. Димитров.

В годы второй мировой войны руководство Коминтерна и Г. Димитров выдвинули программу организации антифашистских национальных фронтов как средства мобилизации масс на борьбу с фашистскими агрессорами в оккупированных странах. Димитров не только теоретически обосновал платформу национального фронта, программа болгарского Отечественного фронта явилась практическим воплощением его идей.

Исполком Коминтерна продолжали претворять в жизнь решения своего VII конгресса. Г. Димитров и его соратники начали работу по организации освободительной борьбы в оккупированных гитлеровцами странах. Большое значение этой борьбы состояло еще и в том, что она оказала огромное влияние на последующее демократическое развитие стран, освобожденных от фашистской тирании.

Особенно пристально Г. Димитров следил за событиями в Болгарии. Он руководил развертыванием в стране партизанского движения. В этом большую роль сыграли созданные и действовавшие под руководством Димитрова и при участии видных деятелей международного коммунистического движения радиостанции, которые вели передачи на страны, оккупированные гитлеровцами. На волнах Софии работала радиостанция «Христо Ботев», которая разоблачала фашистскую ложь о положении на фронтах, призывала народ к борьбе. Уже в 1941 году в Болгарии начали действовать первые партизанские отряды.

Борьба болгарского народа против фашизма приобрела новый размах после создания летом 1942 года Отечественного фронта. Подпольные комитеты Отечественного фронта действовали по всей стране и даже во многих воинских частях. Они издавали нелегальные газеты, устраивали диверсии, вели агитацию среди населения, создавали партизанские отряды.

Деятельность руководимого коммунистами Отечественного фронта, его влияние на массы способствовали тому, что болгарское правительство так и не решилось двинуть свои войска непосредственно против Советской Армии.

Рост коммунистических партий, необходимость быстро и оперативно решать конкретные вопросы антифашистской деятельности, повышение роли компартий в борьбе за национальные интересы поставили вопрос о самостоятельности и инициативе компартий. Учитывая эти обстоятельства, Президиум ИККИ летом 1943 года принял решение о роспуске Коммунистического Интернационала.

«…Коминтерн полностью выполнил предназначенную ему историей роль. Он поднял коммунистическое движение на новую ступень и прекратил свое существование не в силу каких-то ошибок или внутреннего кризиса, а в результате сознательного и обдуманного акта, предпринятого в новой международной обстановке коллегиально представителями братских партий, которые своевременно увидели, что коммунистическое движение благодаря деятельности Коминтерна вышло на новые рубежи и для своего дальнейшего развития требует иных форм интернационального сотрудничества» [15].

Георгий Димитров возглавил сформированный Отдел международной информации ЦК ВКП(б). Он поддерживает связи с заграничными бюро отдельных коммунистических партий, находящимися в Москве, помогает им в их деятельности, в проведении национальных радиопередач, в работе среди военнопленных, в сохранении связей с их странами.

В начале сентября 1944 года советские войска, освобождая захваченные территории от гитлеровцев, вступили в Болгарию. Таким образом, патриотические силы страны приобрели в лице Советской Армии верного союзника в борьбе с фашизмом. Г. Димитров от имени Заграничного бюро ЦК Болгарской коммунистической партии дал указания революционным силам выступить против гитлеровцев и их пособников. Партизаны спускались с гор, поднялась небывалая волна забастовок, открывались тюрьмы, и из них выходили антифашисты. Население всюду встречало советские войска цветами. В ночь на 9 сентября 1944 года вспыхнуло восстание и в Софии. Было арестовано фашистское правительство. 9 сентября власть Отечественного фронта была установлена по всей стране.

Вооруженное восстание 9 сентября стало одним из знаменательных событий в истории Болгарии. Оно явилось началом новой эпохи в жизни болгарского народа – эпохи социализма и коммунизма. В то же время оно явилось продолжением Великого Октября, торжеством бессмертных идей революции. Оно внесло свой вклад в борьбу за преобразование мира под знаменами коммунизма.

С радостью принял сообщение о победе Отечественного фронта Г. Димитров. Находясь в Москве, он помогает болгарским коммунистам вести работу по укреплению рядов партии, по сплочению трудящихся и претворению в жизнь программы Отечественного фронта. Димитров уделял огромное внимание организационному укреплению БРП(к). Он писал болгарским коммунистам о необходимости решать все вопросы с ленинской мудростью, расширять связи с массами, непрерывно повышать свою марксистско-ленинскую зрелость.

Димитров внимательно следит за политической обстановкой в Болгарии, за боевыми действиями болгарской армии, выступившей на борьбу с гитлеровским фашизмом.

24 июня 1945 года с трибуны Мавзолея В.И. Ленина в Москве Г. Димитров приветствует участников парада Победы, в рядах которых шли и воины молодой болгарской народной армии.

27 июня 1945 года Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин вручил Г. Димитрову самую высокую награду Страны Советов – орден Ленина. Тем самым советский народ выразил глубокую признательность, искреннюю любовь и уважение выдающемуся деятелю международного коммунистического и рабочего движения за его многолетнюю и самоотверженную борьбу против фашизма.

Политическое положение в Болгарии все настоятельней требовало скорейшего возвращения Г. Димитрова в страну. 21 августа 1945 года Президиум Верховного Совета СССР освободил Димитрова от исполнения депутатских обязанностей и советского гражданства в связи с выдвижением его кандидатуры в депутаты Народного собрания Болгарии.

4 ноября 1945 года Г. Димитров вернулся в Болгарию.

Маршал Советского Союза С.С. Бирюзов, который тогда возглавлял Контрольную комиссию и командовал советскими войсками, временно расположенными в Болгарии, вспоминает: «…тысячи жителей Софии, рабочие, студенты, а также крестьяне из окрестных сел торжественно встречали Георгия Михайловича на аэродроме столицы. Народ восторженно приветствовал своего великого сына, который вернулся на освобожденную родину после 22-летней разлуки, чтобы возглавить борьбу трудящихся масс за окончательный разгром черных сил реакции и фашизма, за создание подлинно свободной и независимой Болгарии. С радостным волнением встретили Г.М. Димитрова и мы, советские люди, которым он был также близок и дорог как пламенный революционер, неутомимый поборник дружбы болгарского и советского народов» [16].

Результаты выборов в Народное собрание показали, что большинство болгарского народа стоит на позициях революции 9 сентября. 18 ноября 1945 года Г. Димитрова избирают депутатом Народного собрания, он становится председателем парламентской группы компартии. Партия и Отечественный фронт под руководством Димитрова повели решительную борьбу с происками оппозиции.

8 сентября 1946 года партия одерживает новую победу. В ходе референдума большинство болгарского народа высказалось за ликвидацию монархии, за народную республику.

На состоявшихся позднее выборах в Великое народное собрание Болгарская рабочая партия (коммунистов) и Отечественный фронт одержали блестящую победу, завоевав большинство голосов. 21 ноября 1946 года Г. Димитрову было поручено сформировать правительство республики.

Находясь во главе сформированного им на широкой демократической основе правительства, Г. Димитров проявил себя как выдающийся государственный деятель нового, социалистического типа. В нем гармонично сочетались политическая мудрость и прозорливость, непоколебимая твердая воля и мужество, глубокое и всестороннее знание жизни. Димитров в полном смысле слова был народным руководителем с богатым жизненным опытом, обладавшим проникновенным умом и исключительной скромностью. Г. Димитров глубоко верил в неисчерпаемые силы и способности болгарского народа, был тесно и неразрывно связан с ним, пользовался его безграничным доверием, любовью и поддержкой.

Одна из первоочередных задач, которая стояла перед новым правительством, состояла в том, чтобы заключить справедливый мирный договор. Борьба болгарского народа была поддержана Советским Союзом. При его активной поддержке 10 февраля 1947 года в Париже был подписан мирный договор. Парижский мирный договор гарантировал Болгарии национальную независимость и территориальную целостность.

Под руководством Г. Димитрова Совет Министров разработал первый в истории страны двухлетний план развития народного хозяйства.

Исключительно велики заслуги Г. Димитрова в разработке проекта новой конституции, которая была принята Великим народным собранием 4 декабря 1947 года. Конституция закрепила завоевания народно-демократической власти и открыла широкие перспективы для социалистического развития страны.

11 декабря 1947 года Г. Димитрову было предложено в соответствии с новой конституцией сформировать новое правительство.

Борясь с оппозицией, происками американских и английских империалистов, правительство Народной Республики Болгарии проводит в жизнь мероприятия, направленные на ликвидацию капиталистической собственности и класса капиталистов в городе, к полной победе социалистического сектора в промышленности.

Народная Республика Болгария стремилась укреплять добрососедские отношения со всеми балканскими странами. Г. Димитров нацеливал партию и народ на развитие сотрудничества с братскими народно-демократическими странами и в первую очередь с оплотом международного и рабочего движения – Советским Союзом.

Болгарско-советскую дружбу он считал «краеугольным камнем» внешней политики Народной Республики Болгарии, могучим фактором и движущей силой ее развития на пути к социализму. «Для болгарского народа, - говорил Г. Димитров, - дружба с Советским Союзом так же жизненно необходима, как солнце и воздух для всякого живого существа» [17].

Стремясь более активно противодействовать агрессивному курсу империалистических стран, Г. Димитров проводит линию на сплочение антиимпериалистических сил. В конце 1947 – начале 1948 года правительство Болгарии заключает договоры о дружбе и взаимной помощи с Румынией, Югославией, Албанией, Чехословакией, Польшей и Венгрией, ищет пути нормализации отношений с Турцией и Грецией.

18 марта 1948 года был заключен договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с СССР, который укрепил исторически сложившиеся братские связи Советского Союза и Болгарии.

В обстановке, когда были созданы благоприятные внутренние и международные условия, Центральный Комитет Болгарской рабочей партии (коммунистов) выдвигает перед народом новую жизненно важную задачу – задачу перехода к развернутому строительству социализма. На состоявшемся в декабре 1948 года V съезде партии Г. Димитров выступил с Политическим отчетом Центрального Комитета. В отчетном докладе ЦК V съезду БРП(к) Г. Димитров, основываясь на марксистско-ленинской теории, обосновал ряд принципов переходного периода от капитализма к социализму, определил характер, роль и перспективы развития государства народной демократии. В отчете вместе с анализом и обобщением итогов борьбы партии против капиталистической эксплуатации и фашистской тирании была дана глубокая научная характеристика главных периодов развития партии. В своем отчете ЦК Г. Димитров обосновал и наметил основные этапы будущего развития партии, призвал коммунистов овладевать богатым опытом ВКП(б) и широко использовать опыт социалистического строительства в СССР. Построение социализма в Болгарии Димитров определил как генеральную линию партии. «…Необходимо, - говорил он на съезде, - посредством индустриализации и электрификации страны и механизации земледелия добиться в течении 15-20 лет того, на что другим странам в других условиях потребовалось целое столетие» [18].

В политическом отчете ЦК БРП(к) подчеркивалась руководящая роль рабочего класса и Коммунистической партии в социалистическом строительстве. Свое выступление Г. Димитров закончил словами: «Вперед к социализму, к коммунизму!»

Съезд принял новый Устав, переименовав партию в Болгарскую коммунистическую партию. Генеральным секретарем БКП единодушно был избран Георгий Димитров.

Под руководством Болгарской коммунистической партии трудящиеся Народной Республики Болгарии, преданные великому делу Г. Димитрова, превратили величественные перспективы в действительность. Болгария стала страной с развитой промышленностью и социалистическим сельским хозяйством, с процветающей народной культурой, с новой социалистической структурой общества, с утвердившимся международным авторитетом.

Выступая 23 ноября 1978 года в Большом Кремлевском дворце при получении международной Димитровской премии, Генеральный секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев сказал: «Принимая международную Димитровскую премию, я прежде всего думаю о человеке, имя которого она носит, о великом сыне Болгарии, для которого Страна Советов была второй родиной.

Стержень жизни Георгия Димитрова – это последовательная, страстная борьба против фашизма и войны, за счастье болгарского народа, за единство коммунистического движения, за преодоление раскола международного рабочего класса. Мысли и дела Георгия Димитрова остаются яркой и поучительной страницей в истории коммунизма.

…Советские и болгарские коммунисты высоко держат знамя интернационализма. Под этим знаменем расцвела советско-болгарская дружба. Под этим знаменем рука об руку вместе с другими братскими странами мы строим и развиваем самые справедливые, самые благородные отношения между народами, добиваемся торжества идеалов мира, демократии и прогресса» [19].


Примечания:
1. Воспоминания о Георгии Димитрове. София-Пресс, 1972, с. 28-29.
2. Спомени за Георги Димитров, т. 1. София, 1971, с. 28.
3. Димитров Георгий. Избр. произв., т. 1. М., 1957, с. 42.
4. Воспоминания о Георгии Димитрове, с. 40-41.
5. Димитров Георгий. Избр. произ., т. 1, с. 58.
6. Воспоминания о В.И. Ленине, т. 5. М., 1970, с. 328-330.
7. Димитров Георгий. Избр. произв., т. 1, с. 100.
8. Там же, т. 2. М., 1957, с. 589-590.
9. Там же, т. 1, с. 334-335.
10. Правда, 1934, 28 февраля.
11. Юстус А.В. Самое дорогое. Л., 1979, с. 127.
12. Димитров Г. Соч., т. 9, с. 358-359.
13. Димитров Георгий. Избр. произв., т. 1, с. 484.
14. Пономарев Б.Н. Георгий Димитров в борьбе против фашизма и войны в период второй мировой войны. – Воспоминания о Георгии Димитрове, с. 250.
15. Там же, с. 274.
16. Бирюзов С.С. Освободительный поход на Балканы. – Новая и новейшая история № 1, 1962, с. 97.
17. Димитров Георгий. Избр. произв., т. 2, с. 315.
18. Там же, с. 644.
19. Брежнев Л.И. Ленинским курсом, т. 7. М., 1979, с. 526.